Другая загробная жизнь: в США из тел умерших буду делать компост

Штат Вашингтон может стать первым регионом в мире, в котором тело человека можно легально превратить в удобрение. В Вашингтоне предложен новый законопроект, согласно которому тело человека после смерти можно превратить в качественный компост с помощью щелочного гидролиза.

Новый законопроект, принятый в минувшую пятницу, предлагает легальную альтернативу классическим похоронным мероприятиям. Новый путь — это щелочной гидролиз, также известный как «водяная кремация», когда тело растворяется в концентрированном щелочном растворе под воздействием давления и высоких температур. По словам автора законопроекта, сенатора Джейми Педерсена, новый закон в первую очередь направлен на разработку более экологически чистых альтернатив утилизации останков человека.

Все дело в том, что современные основные формы утилизации трупов оказывают серьезное влияние на окружающую среду. При кремировании тела выделяется внушительное количество углекислого газа, а при погребении в почву ежегодно попадает около 24 миллионов литров вредных бальзамирующих жидкостей. Теперь губернатор Джей Инсли должен подписать законопроект. Если он это сделает, то закон вступит в силу 1 мая 2020 года.

Проект Recompose

Что делать с «человеческим компостом»? Катрина Спейд, генеральный директор компании Recompose уверяет, что последние семь лет изучала разложение человека в почве и доказала, что компост на такой основе соответствует федеральным стандартам. Так что уже в ближайшем будущем первые тела станут источником удобрений, на которых можно вырастить все — от деревьев в новых лесопосадках до кормовых культур.

«Наша цель — предоставить что-то, максимально приближенное к естественному циклу, но все же реалистичное, способное служить большому количеству семей и не занимать столько земли, сколько занимает захоронение», — подчеркнула она.
Катрина Спейд, создатель проекта Recompose

Первый эко-похоронный центр откроется в Сиэтле в 2023 году, как и запланировала американский дизайнер Катрина Спейд. Это будет воздушное, духовное место, где люди смогут перенести трупы своих близких в место окончательного упокоения. Но не только — это будет место экологически рационального использования человеческого праха. Катрина видит парк отчасти как агентство ритуальных услуг, отчасти мемориал, а отчасти — общественный парк.

На идею превратить человека в полезный слой земли Катрину вдохновило нерациональное использование ресурсов. Так много материала уходит для обустройства быта мертвых, тогда как он нужен живым.

Похороны в их нынешнем виде токсичны и загрязняют окружающую среду. Только в США из 2,5 миллионов человек, умирающих ежегодно, половина выбирают обычное захоронение. Их тела бальзамируют, а затем хоронят в гробу в оцементированной могиле на кладбище. Из-за этого каждый год мы хороним металл, которого хватило бы на постройку моста Золотые Ворота. А еще — столько древесины, сколько хватило бы на постройки домов для 1800 семей, говорит она.

Выход дизайнер нашла в обустройстве башни с внутренней капсулой из щепок, которая за несколько недель превратит труп в плодородную почву.

Дизайн эко-похоронного центра в Сиэтле

Весь фокус в правильном обустройстве процесса разложения. Спейд работает с учеными-почвоведами для совершенствования этого щепетильного процесса и проектирования здания вокруг ядра из щепок. Представьте себе прямоугольную трехэтажную силосную башню, заполненную древесной стружкой, с комнатой наверху. Во время прощального ритуала служащие из агентства переносят окутанное саваном тело вверх по рампе, серпантином обвивающую ядро здания. В верхнем помещении члены семьи могут провести любой ритуал на их выбор — петь гимны, нести свечи, пригласить духовой оркестр. В этом плане центр выступает чистым холстом для предпочтений близких усопшего. После церемонии прощания они опускают тело на ложе из древесной стружки внутри отверстия в полу. Эта дверь — верхняя часть бетонного отсека длиной 6 футов на 10 футов, который примыкает к нескольким другим. Скорбящие покрывают тело дополнительным слоем щепок и закрывают отверстие с покойником крышкой.

В течение следующих четырех-шести недель тело будет медленно двигаться вниз по мере его разложения. Материал под ним (с предыдущими погребенными) постепенно конденсируется и удаляется. Эта примерная временная шкала основана на опыте компостирования трупов животных. Когда животные, используемые в программах сельского хозяйства Вашингтонского университета умирают, ученые компостируют туши в специально разработанных контейнерах. В них разрушаются даже кости — через один-два месяца.

Дизайн трехэтажной силосной башни

Используя свиные туши, а позже и пожертвованные науке человеческие тела, они узнают, сколько времени требуется, чтобы тело опустилось сверху вниз по заполненной опилками шахте. В рабочем дизайне эта шахта в высоту 24 фута и вмещает шесть тел за раз, с 3-футовыми слоями древесной щепы между ними. Вентиляторы аэрируют разлагающийся материал, чтобы ускорить распад, вытягивая воздух из отверстий внутри ядра из опилок. Эти же отверстия позволяют добавлять водные и сахарные растворы для стимулирования микробной активности. К тому времени, когда материал достигнет дна шахты, он станет глиной и песком с перегноем (суглинком), неузнаваемым как человеческих останки. Сотрудники агентства забирают компост и сканируют его с помощью магнитов на наличие металла (например, зубных коронок). После того, как превращение в компост окончено, семья усопшего может приехать в центр и забрать часть земли. Впрочем, нет никакой гарантии, что она приходит исключительно от любимого человека, и не смешалась с останками остальных покойников. Впрочем, Катрина призывает не относится к этому строго — она видит в своем проекте возможность освободиться от идеи американского индивидуализма и стать частью огромного мира. Мира, из которого мы брали столько полезных веществ, а теперь можем вернуть их ему. Да и, в конце концов, разве не здорово после смерти превратится в любимое фруктовое дерево?

Модель многоразовых «ячеек» для хранения тел в период разложения

Эксперименты в Бельгии

В Европе заинтересовались заокеанскими новшествами в похоронной практике, начав проводить первые робкие эксперименты, ведь здесь на данный момент американские способы обработки тела умершего не разрешены. В прошлом году в Бельгии фондом «Метаморфозы» в обществе были запущены дебаты под жизнеутверждающим слоганом: «Умереть, чтобы затем дать жизнь!» Фонд хочет как можно быстрее интегрировать «увлажнение тела» в законодательство страны. Для этого он запустил петицию, собравшую 27 000 подписей, пишет газета La Libre Belgique. Одновременно группа Ecolo муниципального совета Монса подала ходатайство о признании «увлажнения тела» легальным способа захоронения, пишет газета L’Avenir. В октябре 2018 года Льежский общинный совет единогласно одобрил предложение о признании этого способа возможным способом захоронения, но с оговоркой «после проведения соответствующих согласований и экспериментов». Интересно, что именно «Католический университет Левена» будет проводить тесты на двух свиньях. Результаты эксперимента, ожидающиеся в 2020 году, будут представлены на суд общественности.

Священный компост

На сайтах www.humusation.org и metamorphoseproject.wordpress.com, принадлежащих фонду «Метаморфоза», подробно описывается процесс «увлажнения тела».

«Процесс компостирования – это процесс, основанный на трансформации тела микроорганизмами в компосте, состоящем из древесных обрезков, полностью контролируемый очень точной техникой. Преобразование будет сделано под землей, тело будет помещено в компост, покрыто слоем измельченного растительного вещества, и через 12 месяцев останки покойного превратятся в здоровый и плодородный гумус. В результате за 1 год будет получено 1,5 куб. м “супергумуса”. А ещё процесс компостирования обладает исключительной очистительной способностью, следовательно, не только устранит потенциальные токсичные продукты, но также создаст почву высшего качества, богатую и плодородную».

На сайте добавляется:

«Очевидно, что процессу “увлажнения тела” будет предшествовать похоронный ритуал, выбранный по желанию усопшего и/или его семьи, но окружению покойного важно знать, что необходимо избежать всех способов бальзамирования (консервирования) тела и остановить свой выбор на экологическом гробе. Тело покойного будет завернуто в биологически разлагаемый кожух и помещено на опору из нержавеющей стали, затем его доставят на место захоронения в местечко Жарден Форе» (в переводе – Лесной Сад, прим. авт.).

Аргументы за и против экологии

Сторонники этого метода упокоения настаивают на его экологическом характере. В отличие от обычного захоронения, «увлажнение тела» не требует наличия гроба, никакого вознаграждения кладбищу ни за работу, ни за землю, ни оплаты надгробной плиты, ни склепа, ни платы за бальзамирование, а главное, никаких вредных химических процессов. Подземные воды не загрязняются трупными ядами, кадаверином и путресцином, остатками лекарств, пестицидами и другими отравляющими веществами.

В отличие от кремирования – сжигания тела – не генерируются токсичные выбросы в атмосферу или канализацию, не требуется потребление ископаемой энергии (около 200 л в пересчете на мазут на человека), отсутствует плата за аренду колумбария, не происходит разрушения поверхностных слоев почвы при рассеивании пепла по ветру.

Бельгийские чиновники задаются разными вопросами, в частности Ив Андре из партии CDH города Монса ставит под сомнение истинно экологическую природу процедуры:

«Мы можем задаться вопросом, чем питался и какие медикаменты потреблял наш умерший: это повлияет на риск загрязнения недр вредными химикатами. К сожалению, увеличение продолжительности жизни, которое мы наблюдаем, сопровождается увеличением потребления лекарств, могущих оказать негативное влияние на окружающую среду».

Дискуссию, начавшуюся во Франции, прервало МВД, напомнив, что «увлажнение тела» автоматически запрещается ст. 16-1-1 Гражданского кодекса:

«Уважение к человеческому телу не прекращается со смертью. К останкам умерших, в том числе к праху тех, чьи тела были кремированы, следует относиться с уважением, достоинством и порядочностью».

Святость человеческих останков

Обобщение этой практики может встретиться с противодействием с разных сторон:

«Процесс встречает серьезную оппозицию со стороны католической церкви», – говорит хранитель Джейми Педерсен, заседающий в Законодательном собрании штата Вашингтон.

Бельгийский политик Ив Андре также отмечает:

«Нельзя забывать, что мы касаемся священного элемента – человеческих останков».

Служителей культа разных конфессий считают «увлажнение тела» богохульством, а представители похоронных бюро полагают, что отношение к новым похоронным обрядам в обществе может поменяться очень быстро: достаточно вспомнить, что всего 50 лет назад кремация казалась отвратительной процедурой.

Posted on April 30, 2019 in blog

Back to Top